Главная              Рефераты - Право

 

Убийство при превышении пределов необходимой обороны - реферат

СОДЕРЖАНИЕ


Введение... .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. стр 3


Глава I. Понятие убийства в уголовном праве. .. .. .. . .. .. стр 7


Глава 2. Уголовно-правовая характеристика преступления.. .. .. стр 14

§ 1. Объект преступления. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. . стр 14

§ 2. Объективная сторона преступления. .. .. .. .. .. .. ..стр 19

§ 2.1. Необходимая оборона, условия ее правомерности.. .. стр 21

§ 2.2 Понятие превышения пределов необходимой обороны. .. стр 29

§ 3. Субъективная сторона преступления. .. .. .. .. .. .. . стр 42

§ 4. Субъект преступления. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. стр 50


Глава 3. Проблемы ограничения убийства совершенного

при повышении пределов необходимой обороны от сходных деяний.. стр 56


Заключение. .. . .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. стр 68


Список использованной литературы. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .стр 72


Сноски. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. .. стр 76


И РКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНЕВЕРСИТЕТ ВОСТОЧНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ


КАФЕДРА ПРАВОВЕДЕНИЯ


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА


« Убийство при превышении пределов необходимой обороны»


Выполнил:


Научный руководитель:


ИРКУТСК 2001 г.


75


Введение.

С 1 января 1997 года вступил в силу новый Уголовный кодекс РФ, принятый Государственной Думой 24 мая 1996 г., одобренный Советом Федерации 5 июня 1996 г.1 Сравнение норм старого и нового закона, регулирующих право граждан на необходимую оборону показывает, что существенных изменений этот институт не претерпел. Равно как и тесно связанный с ним, являющийся как бы его частью, институт превышения пределов необходимой обороны. Так, согласно ч.1 ст.37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не допущено превышения пределов необходимой обороны. Стало быть, превышение пределов необходимой обороны - действие преступное. Закон признает преступлением лишь виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК (ст.14). Особенная часть УК РФ содержит два состава преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны: убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Рассмотрению одного из них - убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и посвящена настоящая работа. Ч.1 ст.108 УК РФ предусматривает весьма пониженную санкцию за совершение данного вида убийства, по сравнению с умышленным убийством, ответственность за которое установлена ст.105 УК РФ.

Изучение практических материалов выявило, что применение норм уголовного закона, касающихся превышения пределов необходимой обороны, вызывает серьезные трудности у правоприменителей.1 Трудности эти касаются в основном правовой оценки действий лица, причинившего смерть, судебно-следственные органы зачастую не могут правильно установить, имело ли место убийство при превышении пределов необходимой обороны, либо умышленное убийство, либо причинение смерти было правомерным, укладывающимся в рамки необходимой обороны. В результате страдают интересы лиц, незаконно осужденных за совершение тяжких преступлений, интересы потерпевших, когда причинитель вреда необоснованно освобождается от ответственности, нарушаются правопостановления государства, заинтересованного в назначении справедливого наказания лицам, совершившим те или иные преступления против жизни, в недопустимости возложения ответственности на гражданина, действовавшего в рамках закона.

Обзор научной литературы выявил, что работ, посвященных рассмотрению проблем состава убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, практически нет. В монографиях, которые посвящены проблемам необходимой обороны, умышленного убийства, лишь фрагментарно рассматриваются отдельные аспекты преступления, предусмотренного ч.1 ст.108 УК РФ. Отдельного, комплексного исследования в этой области нет. Отмеченные обстоятельства обуславливают актуальность темы диплома. При этом цель работы состоит в том, чтобы четко обозначить проблемы рассматриваемого состава, по возможности указать на возможные пути их разрешения. Для этого необходимо проанализировать имеющиеся разработанные теоретические положения, нормативный материал, результаты обобщения практики, консолидировать их, на основе этого я постараюсь дать полную характеристику преступления.

Теоретическую основу настоящей работы составляет юридическая литература по уголовному, уголовно-процессуальному, административному праву, в частности, работы Ю.В.Баулина, Н.Д.Дурманова, В.Ф.Кириченко, В.Н.Козака, И.И.Слуцкого, И.С.Тишкевича,В.И.Ткаченко, В.Н.Кудрявцева, С.В.Бородина и др.

Большое практическое значение имеет постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств"1.

Также были использованы материалы судебной практики, опубликованная практика Верховного Суда СССР за 1956-1991 гг., результаты обобщений судебной практики, проведенных некоторыми исследователями.

Рассматриваемое преступление обладает определенной спецификой. Оно состоит в умышленном причинении смерти посягающему лицу при нарушении условий правомерности необходимой обороны. Правильная квалификация его вызывает большие трудности на практике. Этим обусловлена и структура работы, куда помимо характеристики элементов состава преступления включены вопросы касающиеся понятия убийства, краткая характеристика необходимой обороны и условий ее правомерности, понятие превышения пределов необходимой обороны, проблемы разграничения ряда сходных преступлений. Включение вопросов необходимой обороны и превышения пределов необходимой обороны в параграф об объективной стороне вызвано тем, что автору представляется, что явления эти в большей степени относятся к объективной стороне преступления. Имеющие немаловажное значение субъективные признаки необходимой обороны и превышения пределов необходимой обороны будут рассмотрены в параграфе "Субъективная сторона".


Глава I. Понятие убийства в уголовном праве.


Преступление, являющееся объектом нашего исследования, в тексте Уголовного Кодекса РФ 1996г. определяется как "убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны". В настоящей главе будет рассмотрен вопрос о том, что понимать под словом "убийство", причем убийство будет рассматриваться не как конкретный состав ч. 1 ст. 105 УК, а как родовое понятие, относящееся к нескольким составам преступлений.

УК РФ впервые в истории нашего законодательства дает определение убийства. Убийство - это умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105). Ранее подобного определения не было, и учеными было написано много работ, посвященных этому вопросу. Через обращение к другим наукам, анализ законодательства и практики правоприменяющих органов выводились различные определения убийства, авторы полемизировали между собой по поводу корректности той или иной дефиниции и т.д. Существование легального определения, я считаю, нисколько не должно умалять большую теоретическую и практическую важность указанных работ, т.к. для получения четкого представления об убийстве того, что написано в законе недостаточно, необходимо проследить развитие представления о данном виде преступления.

Убийство - преступление против жизни. Особенная часть УК РФ содержит 6 статей, предусматривающих ответственность за преступления, объектом которых являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан, это статьи 105-110 УК. В двух из них нет слова "убийство".

Это, во-первых, ст.109, предусматривающая ответственность за причинение смерти по неосторожности. Ранее, по УК РСФСР, этот состав относился к убийствам, сейчас же такое положение противоречило бы закону, устанавливающему, что убийство - лишь умышленное причинение смерти. Действительно, в общественном сознании понятия "убийство" и "убийца" ассоциируются лишь с умышленным причинением смерти. Убить можно только умышленно.1 Предложения по поводу устранения этого несоответствия в старом уголовном законе делались учеными давно.2 Сейчас, как мы видим, законодатель с ними согласился.

Ст.110 устанавливает ответственность за доведение до самоубийства. Выполняя объективную форму данного состава, виновный не причиняет своими действиями (бездействиями) смерти потерпевшему, последний делает это сам (пытается сделать). Между противоправными действиями виновного и совершенным самоубийством или покушением на него существует причинная связь, которая, однако, не дает возможности отнести данное преступление к разряду убийств.

Убийство, совершенное при определенных, различных по содержанию и значению, обстоятельствах, как основание уголовной ответственности указывается в диспозициях ст.ст.105 (ч.1 и 2), 106, 107 (ч.1 и 2), 108 (ч.1 и 2).

Объектом убийства, как уже говорилось, выступают общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан. Жизнь - важнейшее, неотъемлемое и неприкосновенное право и благо человека. Ф. Энгельс определил жизнь, как "способ существования белковых тел, путем постоянного обновления химических составных частей, путем питания и выделения"1. Биологическая жизнь человека является предметом посягательства при убийстве. Жизнь как предмет посягательства существует тогда, когда человек родился и еще не умер. Уничтожение плода (аборт) убийством не является и образует состав преступления (ст.123 УК) в связи с другими обстоятельствами, к нашей работе отношения не имеющими. Правильнее будет считать началом жизни начало физиологических родов,2 когда появление человека на свет становится необратимым, и появляется возможность непосредственного физического воздействия на тело ребенка. С этого момента жизнь человека подлежит безусловной уголовно-правовой охране независимо от его возраста, физических и моральных качеств. Охрана эта продолжается до завершения жизни, т.е. до момента смерти. Медицина определяет смерть как необратимое прекращение жизнедеятельности организма. У человека наступление смерти связано прежде всего с прекращением кровообращения и дыхания и последующими необратимыми изменениями (гибелью клеток центральной нервной системы, а затем и других органов). Прекращение кровообращения и дыхания свидетельствует о наступлении клинической смерти - обратимого этапа умирания, затем через 6-8 минут, клетки коры головного мозга гибнут, что означает переход клинической смерти в биологическую, т.е. необратимую, когда восстановление жизнедеятельности невозможно. Наступление смерти может быть обусловлено (даже при сохраняющейся сердечной деятельности) необратимым прекращением функций головного мозга наступившим в результате тяжелой черепно-мозговой травмы, так называемая смерть мозга.1 Согласно закона РФ " О трансплантации органов и (или) тканей человека" от 22.12.92 г. заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Таким образом, смерть в уголовно-правовом смысле это так называемая биологическая смерть. То есть законом охраняется и "отсутствующая" жизнь человека, находящегося в состоянии клинической смерти.

В несколько ином плане смерть, ее характер интересует нас как элемент объективной стороны преступления и условие квалификации деяния как убийства. В зависимости от причины смерти различают смерть:

1) физиологическую - как результат старения организма;

2) патологическую, наступающую вследствие болезни либо насилия (в т.ч. убийства).

Таким образом, одним из признаков убийства будет насильственный характер смерти. Насилие - это физическое воздействие на человека с помощью мускульной силы, либо посредством орудий, механизмов, веществ (радиоактивных, отравляющих, сильнодействующих, ядовитых), температур, электромагнитных процессов и т.д., способных причинить боль, телесные повреждения или смерть.2 Убийство необходимо отграничивать от других видов насильственной смерти. В литературе,1 а теперь и в законе, указываются признаки, по которым проводится это отграничение.

Во-первых, смерть причиняется другому человеку. Совпадение субъекта и потерпевшего имеет место при самоубийстве, ответственность за которое, равно как и за попытку, законом не предусмотрена.

Во-вторых, при убийстве смерть причиняется только виновно, а со вступлением в действие нового УК - еще и только умышленно. Невиновное причинение вреда не является преступлением, а неосторожное причинение смерти не признается убийством.

Еще один признак необходимый для квалификации деяния как убийства - противоправность причинения смерти. Не является преступлением лишение жизни другого человека в состоянии необходимой обороны(ст.37 УК), приведение в исполнение приговора к смертной казни, уничтожение врага на войне. К сожалению, в действующей редакции УК нет указания на этот немаловажный признак, внесение соответствующего дополнения в текст закона предупредило бы путаницу и неопределенность в данном вопросе.

Лишение человека жизни может быть осуществлено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Воздействие на человека с целью причинить ему смерть может быть и психическим (ложная телеграмма о смерти близких, вызывающая сердечный приступ). Так, за убийство был осужден Стяжкин, который, угрожая ножом, не давал Теймурову выйти на берег из затопленного водой карьера, до тех пор пока Теймуров не утонул.1

Убийство путем бездействия может иметь место лишь в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем и когда оно должно было и могло совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть.2

Состав убийства - материальный. Поэтому оконченным убийство будет при условии наступления смерти в результате действий виновного. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени. Между деянием и смертью потерпевшего должна быть установлена причинная связь. Устанавливая причинную связь по делам об убийстве, необходимо иметь в виду следующее:

а) причинная связь устанавливается не только между непосредственными телодвижениями преступника и наступлением смерти, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы, животных и т.п., которые были использованы убийцей для причинения смерти другому человеку;

б) действия субъекта признаются причиной смерти только в том случае, если явились необходимым условием лишения жизни потерпевшего, при отсутствии которого смерть не могла наступить;

в) действия лица, являющиеся необходимым условием наступления преступного результата, могут считаться причиной смерти только в том случае, если результат вытекал с необходимостью из этих действий, а не явился порождением случайного стечения обстоятельств, лишь внешне связанных с ними.1

Субъективная сторона убийства характеризуется виной в виде умысла. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие) опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле). Мотивы и цель действий виновного могут быть самыми разными. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации либо как смягчающие (ст. 106,107,108 УК), либо как отягчающие (ч. 2 ст. 105 УК), либо не признаются ни теми ни другими (ч.1 ст. 105 УК).

Субъектом умышленного убийства может быть физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК). За остальные преступления против жизни ответственность наступает с 16 лет.


Глава 2. Уголовно-правовая характеристика преступления.


Для того чтобы получить представление о преступлении необходимо рассмотреть, изучить все элементы соответствующего состава преступления. Состав преступления, будучи совокупностью признаков, указанных в уголовном законе, характеризующих конкретное общественно-опасное деяние в качестве преступления является единственным основанием уголовной ответственности. В настоящей главе рассматриваются элементы состава убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны. Все они (элементы) имеют определенные особенности по сравнению с обычными общеуголовными преступлениями, что должно обусловливать повышенный интерес к их содержанию. Рассматриваемый вид убийства является привилегированным в силу особых обстоятельств его совершения. Различные признаки, относящиеся ко всем элементам состава преступления, существенно понижают его общественную опасность. Ниже мы изучим содержание как элементов состава, так и отмеченных особенностей.


§ 1. Объект преступления.


Объект преступления - это то на что посягает преступление, то на что оно направлено и чему причиняет или может причинить вред. В уголовном праве объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые законом.1 Примерный круг этих общественных отношений указан в ч.1 ст.2 УК РФ, названиях всех разделов и всех (кроме 26) глав Особенной части УК.

В соответствии с Особенной частью УК, состоящей из разделов, глав, статей, выделяют четыре вида объекта преступления: 1) общий; 2) типовой; 3)родовой; 4) непосредственный. Отмечу, что у разных авторов названия их несколько варьируются, но четырехзвенное деление является общепризнанным.

Общий объект - это все общественные отношения, охраняемые уголовным законом.

Типовой объект - группа однотипных общественных отношений, на которые посягают преступления, ответственность за которые предусматривается статьями, включенными в один и тот же раздел Особенной части УК. Для убийства совершенного при превышении пределов необходимой обороны таким объектом будет личность человека, все ее блага.

Родовой объект - группа однородных общественных отношений, на которые посягают преступления, предусмотренные статьями, включенными в одну и ту же главу Особенной части УК. Убийство посягает на общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека.

И, наконец, непосредственный объект преступления - вид общественных отношений, на которые посягают одно или несколько преступлений, предусмотренных, в нашем случае, ст.105-110, и для которых объектом будут общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Дальнейшая конкретизация объекта преступления должна, как мне представляется, идти по пути учета личности потерпевшего.

Отметим, что общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека, помимо указанных, являются объектом еще нескольких преступлений, но там они соседствуют с другими отношениями, которые и определяют расположение их в определенных разделе, главе (ст.ст.295,317 УК).

В структуре общественных отношений выделяют участников (субъектов) отношений, их связи (деятельность), а также интерес, или предмет, как его называют некоторые ученые ,1 по поводу, в связи с которым субъекты вступают в контакты между собой. Причем, необходимо различать предмет общественных отношений и так называемый предмет преступления. Предметом общественного отношения могут быть, в зависимости от того материальное оно или нематериальное, различные физические тела (в том числе сам человек) или какие-либо социальные ценности2 (государственная власть, духовные блага, другие общественные отношения).

Вопрос о том, что такое предмет преступления, нужно ли его выделять, спорен и единого мнения не это счет нет. Некоторые отождествляют предмет общественных отношений и предмет преступления.3 Другие называют предмет преступления материальным субстратом, предметом материального мира, одушевленным или неодушевленным, в связи с которым или по поводу которого совершается преступление, на который непосредственно воздействует преступник, совершая преступление.1

Есть также точка зрения, что предмет преступления это тот элемент общественного отношения, являющегося объектом преступления, которому причиняется вред. Им может быть предмет отношения, его субъект, связь.

Если рассматривать предмет преступления в свете этих точек зрения, то вызывает сомнение целесообразность выделения предмета преступления, как элемента или признака состава вообще. В таком понимании он вполне мог бы быть заменен такой категорией, как предмет преступного воздействия, о чем будет сказано ниже.

Согласно еще одной точке зрения предмет преступления


- " любая вещь материального мира, с определенными свойствами которой закон связывает наличие в действиях лица признаков состава преступления".2 Такой вещью будут, например, наркотические вещества в рамках состава, предусмотренного ст.228 УК РФ, поддельные деньги - ст.186 УК. Предметом преступления будут лишь такие вещи на признаки и свойства, которых законодатель указывает при описании того или иного преступления. Будучи названной в статье, вещь, а в ее "лице" и предмет преступления становится обязательным признаком конкретного преступления. Для "общего" состава преступления предмет факультативен.3

Последняя точка зрения представляется автору наиболее верной, в связи с чем, мы приходим к выводу, что в рассматриваемый нами состав предмет преступления, как его признак, не входит. Ведь в статье нет никаких указаний на какую-либо вещь, ее свойства.

Как уже отмечалось, объектом преступления против жизни, каковым является убийство при превышении пределов необходимой обороны, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Будучи оконченным, убийство уничтожает жизнь человека. Биологический ее аспект рассматривался в главе 1 настоящей работы. Но помимо физиологического существования под жизнью понимается и "…деятельность…


человека в тех или иных проявлениях".1 Жизнь носит общественный характер, ее охрана определяется отношениями, господствующими в обществе. Таким образом, объектом убийства будет не только и не столько жизнь биологическая, сколько общественная, а также общественные отношения, в которых человек участвует. Человека убивают, почти во всех случаях, не потому что он существует биологически, а в связи с каким то его положением в обществе, наличием у него связей, его деятельностью, личностными характеристиками. К тому же преступлением причиняется тяжкий моральный вред близким убитого (этот признак не обязателен).

Отметим, что причинение смерти посягающему при защите от нападения становится преступным лишь вследствие имевшего место превышения пределов необходимой обороны, которое и делает причинение смерти общественно-опасным. Опасным, но в значительно меньшей степени, нежели "простое" или квалифицированное убийство. На это указывает размер санкций, предусмотренных за указанные преступления. Представляется, что размер санкций определяется многими факторами, относящимися ко всем элементам состава преступления, в том числе и к объекту.

Сказанное, вкупе с тем, что для характеристики объекта убийства большое значение имеет личность потерпевшего, позволяет, как мне кажется, сделать вывод о том, что объект убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, т.е. жизнь посягавшего, представляет меньшую ценность, чем объект, допустим, простого убийства.

В заключение хотелось бы указать на предложение В.Я. Тация выделить понятие "предмета преступного воздействия". Под ним предлагается понимать тот элемент охраняемого уголовным законом общественного отношения, который подвергается непосредственному преступному воздействию и которому в первую очередь причиняется вред.1 В этой роли может выступать субъект, социальная связь, а также предмет общественного отношения. Представляется, что введение этого понятия облегчило бы уяснение вопроса о понятии предмета преступления, а также было бы эффективным инструментом выявления механизма причинения ущерба объекту, установления размера и характера последствий общественно-опасного деяния.


§ 2. Объективная сторона преступления.


Ответственность по ч. 1 ст.108 УК РФ наступает, в случае, если убийство совершается при защите от общественно-опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны. Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в противоправном причинении смерти другому человеку, причем человеку, совершающему общественно опасное посягательство, смерть причиняется при защите, но с превышением пределов необходимой обороны. Как мы видим, конструкция объективной стороны несколько осложнена наличием в ней сразу нескольких объемных понятий, некоторые из которых толкуются в науке и практике далеко неоднозначно.

Во-первых, мы имеем дело с убийством. Что такое убийство, в чем выражается его объективная сторона мы уже разобрали в главе 1, но хотелось бы обратить внимание на одну деталь. Представляется, что убийство при превышении пределов необходимой обороны может быть совершенно лишь путем действия. Это обусловлено тем, что совершается оно при осуществлении акта необходимой обороны, а необходимая оборона есть активная, наступательная деятельность. Трудно, представить себе лицо, обороняющееся от нападения бездействуя, да еще и превышающее при этом пределы необходимости.

Во-вторых, при решении вопроса о квалификации деяния по ч.1 ст. 108 УК РФ необходимо прежде всего констатировать возникновение ситуации необходимой обороны со всеми ее признаками и условиями. Нарушение отдельных условий правомерности будет свидетельствовать об отсутствии состояния необходимой обороны, что исключает применение указанной нормы. Несоблюдение же условия о недопустимости превышения пределов необходимости как раз и влечет уголовную ответственность, превращая действие субъекта в общественно опасные и противоправные. Учитывая важность указанных моментов для правильной квалификации деяния, ниже я постараюсь рассмотреть сущность условий правомерности необходимой обороны, а также понятие превышения пределов необходимой обороны.


§ 2.1. Необходимая оборона, условия ее правомерности.


Часть 1 ст. 37 УК РФ гласит: "не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны". Таким образом под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Право на подобную оборону принадлежит каждому человеку, что вытекает из естественного права на жизнь. Кроме своей жизни, согласно ст.45 Конституции РФ, лицо может защищать и иные принадлежащие ему права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Законодатель признал необходимую оборону активной наступательной деятельностью. На это указывают положения ч.2 ст.37 УК РФ, позволяющие лицу обороняться независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Никто не может упрекнуть лицо в том, что оно причинило вред посягающему, хотя могло сохранить свои права бегством, парированием ударов и т.п.

Там же, в ч.2 ст.37 УК РФ указано, что право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Стало быть, право необходимой обороны принадлежит и работникам милиции, и работникам прокуратуры и судов, военнослужащим.

Необходимая оборона является обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность, а следовательно, наказуемость и преступность действий обороняющегося. Причинение вреда в состояние необходимой обороны будет правомерным, и даже общественно полезным действием, но лишь при наличии определенных условий, именуемых в теории уголовного права "условиями правомерности необходимой обороны". Последние принято делить на две группы: условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к посягательству, и условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите1. Первые определяют возникновение состояния необходимой обороны, а вторые - правомерность действий по защите нарушенного права.

Важнейшим условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, является его общественная опасность. Это свойство деяния носит объективный характер и определяется как способность причинить вред общественным отношениям,2 т.е. объектам уголовно-правовой охраны. Они указаны в ч. 1 ст. 37 УК РФ: личность и права обороняющегося или других лиц, охраняемые законом интересы общества и государства. Причинение или угроза причинения вреда любому из перечисленных объектов порождает право осуществить акт обороны.

Существует и еще несколько аспектов рассматриваемого условия правомерности необходимой обороны. Из требования ч. 3 ст. 60 УК РФ учитывать при назначении наказания характер и степень общественной опасности преступления вытекает что последняя имеет две характеристики: качественную (характер) и количественную (степень). Характер определяется объектом посягательства, каким он должен быть мы уже определили ранее. Часть 2 ст. 14 УК РФ устанавливает, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Малозначительным деяние может быть, например, в силу незначительности причиненного ущерба. Соответственно, в таких случаях, вследствие отсутствия общественной опасности будет отсутствовать и состояние необходимой обороны. В этой связи можно привести, ставший уже хрестоматийным, пример о владельце сада, застрелившем из ружья подростка воровавшего яблоки. Отсутствие состояния необходимой обороны в таких случаях влечет ответственность на общих основаниях. На это указывается и в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.84 г.

Ранее сделанная ссылка на ст. 14 УК РФ, раскрывающую понятие преступления, как на некий критерий при установлении правомерности необходимой обороны, вовсе не влечет за собой вывод о том, что необходимая оборона возможна только против преступлений. Речь здесь идет прежде всего об обороне от общественно опасных посягательств, которые в силу каких-либо обстоятельств (недостижение возраста уголовной ответственности, невменяемость) не являются преступными. Мне совершенно непонятно, почему по поводу возможности такой обороны ведутся споры. Предлагается, в том числе, при заведомости со стороны обороняющегося непреступности деяния рассматривать подобные ситуации по правилам о крайней необходимости. Но ведь закон не требует, как не требовал и ранее (УК РСФСР 1960г.), чтобы посягательство было преступным. В ст. 37 УК РФ говорится об "общественно опасном посягательстве", и об обязательном наличии в нем всех элементов состава преступления речи нет.

Здесь же нужно рассмотреть вопрос о допустимости необходимой обороны против административных правонарушений, так как последние, так же как и преступления являются деяниями общественно опасными, но отличаются от них меньшей степенью опасности. В соответствии со ст. 19 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях необходимая оборона допускается и против проступков, если при этом не было допущено превышения пределов необходимости. По этому же пути идет и практика.1 Представляется, что этот вопрос следует разрешить положительно. В противном случае, если, например, в действиях нападавшего до определенного момента имеется только административное правонарушение, допустим, мелкое хулиганство, обороняющийся должен дождаться, когда действия виновного перерастут в преступление, и только тогда применить необходимую оборону, предусмотренную УК. Порочность такого положения очевидна.

Пункт же 2 сохраняющего силу постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 г. устанавливает, что защита допустима лишь против деяний, предусмотренных Особенной частью уголовного закона. Представляется, что в указанное постановление необходимо внести изменения, с тем, чтобы данное несоответствие было устранено.

Еще одним условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству является его наличность. Признак наличности означает, что посягательство уже началось (близко к началу) и еще не окончилось, охраняемые законом право и интересы при этом находятся в непосредственной опасности. Доктриной начальным моментом, с которого лицо может быть признано находящимся в состоянии необходимой обороны, признается не только момент общественно опасного посягательства, но и наличие реальной угрозы нападения. Аналогичное положение сформулировано в п.5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.84 г. В противном случае, ожидание нападения давало бы посягающему возможность причинить вред, в том числе и исключающий возможность последующих оборонительных действий (тяжкий вред здоровью, убийство).

Если же смотреть на момент начала посягательства через призму учения о стадиях преступления, то отметим высказанное в литературе мнение о возможности необходимой обороны на стадии приготовления к посягательству при следующих условиях. Во-первых, нет иного способа предотвратить посягательство, во-вторых подготавливаемое посягательство должно быть тяжким или особо тяжким преступлениям, приготовление к которым, в соответствии со ст. 30 УК РФ влечет ответственность. На стадии покушения необходимая оборона возможна и против иных посягательств.1

Право на необходимую обороны утрачивается вследствие пресечения или прекращения посягательства, то есть когда посягательство отсутствует. Учитывать здесь необходимо не только объективное завершение посягательства, но и субъективное об этом представление обороняющегося. На это указывается в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.84 г. Там же говорится и о том, что факт перехода оружия или других предметов, использованных при

нападении от посягавшего к обороняющемуся сам по себе не свидетельствует об окончании посягательства. Кроме того, право на оборону не исключается, если посягательство лишь приостановлено и может быть возобновлено в любой момент.

Третьим условием правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, является его действительность. Действительность – критерий того, что посягательство существует в реальной действительности, а не в воображении “защищающегося”. В литературе высказывалось мнение о том, что этот критерий излишен.1 Нет реального посягательства, нет и необходимой обороны, считает И.И. Слуцкий. Но ведь этот признак несет важную смысловую нагрузку, он позволяет отграничить необходимую оборону и так называемую мнимую оборону.

Мнимая оборона – это защита от посягательства, существующего только в воображении «защищающегося». Явление это юридически значимое, уголовно-правовая оценка ему дается по правилам о фактической ошибке. Не вдаваясь в подробности, укажем, что, согласно п.13 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.84 г., действия лица, причинившего вред в состоянии мнимой обороны, и превысившего при этом пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства квалифицируются и влекут ответственность по ч.1 ст. 108, ч.1 ст. 114 УК РФ. То есть, нужно представить, что воображаемое посягательство было реальным и оценивать

действия причинившего вред по этой мысленной модели. При этом необходимо помнить, что если ситуация не содержала никаких оснований для заблуждения, то лицо должно отвечать на общих основаниях.

Еще одним условием правомерности необходимой обороны, относящимся к защите является причинение вреда только посягающему. В случае причинения вреда третьим лицам (не участвующим в нападении) ответственность наступает по общим правилам, в зависимости от обстоятельств дела и вины причинившего вред. Обороняющийся может отвечать за умышленное преступление, неосторожное причинение вреда, либо его действия, при отсутствии вины, не влекут за собой ответственности.

Безотносительность защищаемых интересов как признак защиты при необходимой обороне вытекает из содержания ч.1 ст. 37 УК РФ, где говорится о возможности причинения вреда посягающему лицу при защите:

  1. 1)личности и прав обороняющегося лица;

  2. 2)личности и прав других лиц;

3)охраняемых законом интересов общества;

  1. 4)охраняемых законом интересов государства.

Отметим, что в разные исторические периоды в нашем государстве регламентация этого вопроса была различной, отдельные интересы выводились из вышеуказанного перечня, опять вводились, менялись акценты. Сейчас правомерность и справедливость существующего положения не вызывает сомнений. Оборонительные действия будут правомерными независимо от того желал ли помощи подвергшийся нападению. Действия лица осуществившего защиту интересов других лиц, общества или государства не должны оцениваться как превышение пределов необходимости, желание ввязаться в драку, как проявление хулиганских побуждений.

Условие своевременности защиты, как мне кажется, дублирует условие наличности посягательства. Ведь невозможна ситуация, когда оборона будет своевременной, а посягательство не было наличным. Оба условия означают, что действия по защите и действие, составляющие общественно опасное посягательство, должны более или менее совпадать во временных рамках. Возможные нюансы, касающиеся этих условий, были рассмотрены выше.

Необходимая оборона возможна по таким мотивам, которые соответствуют ее цели, а именно: защите правоохраняемых интересов личности, семьи, общества или государства.1 Мотивы, не укладывающиеся в названную цель, несовместимы с необходимой обороной и ни при каких обстоятельствах не могут лежать в ее основе.

И наконец, последнее условие правомерности необходимой обороны это то, что защита не должна превышать пределов необходимости. Причинение смерти посягающему в нарушение этого условия как раз и образует состав рассматриваемого нами преступления, т.е. убийства совершенного при превышении пределов необходимой обороны. В рамках настоящего параграфа я ограничусь тем, что приведу определение превышения пределов необходимой обороны в том виде в каком оно дается в законе. Часть 3 ст. 37 УК РФ определяет превышение пределов необходимой обороны как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Соответственно при отсутствии таких умышленных действий рассматриваемое условие правомерности необходимой обороны будет соблюденным. Вся же проблематика одного из сложнейших в науке уголовного права института превышения пределов необходимой обороны будет рассмотрена в следующем параграфе.


§ 2.2 Понятие превышения пределов необходимой обороны.


Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда нападающему и его интересам в том случае, если защитительные действия не выходят за пределы необходимости. Превышение пределов необходимой обороны является действием общественно опасным, и поэтому оно заключает в себе состав преступления. Однако совершение преступления в условиях превышения необходимой обороны - деяние относительно менее опасное, чем причинение того же вреда при отсутствии этих условий, так как защищающийся

действительно находится в состоянии необходимой обороны, однако нарушает границы допустимой защиты.

Вопрос о понятии превышения пределов необходимой обороны имеет для нашего исследования важнейшее значение. Изучение теоретических и практических материалов показало, что именно этот вопрос вызывает наибольшие трудности при оценке факта причинения смерти посягавшему в ходе реализации права на необходимую оборону. От того, имело ли при этом место превышение пределов необходимой обороны, зависит квалификация действий причинившего смерть. Неясность содержания эксцесса обороны, оценочность его признаков приводит к ошибкам, допускаемым в судебной и следственной практике.

Для того чтобы понять, что такое превышение пределов необходимой обороны установим сначала, что скрывается за этими самыми пределами, что это такое. Для этого обратим внимание на следующие моменты.

Во-первых, законодатель в ч.1 ст.37 УК РФ указывает, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. В ч.3 ст.37 УК РФ говорится, что превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени опасности посягательства. Из этого следует, что пределом необходимой обороны является причинение посягающему такого вреда, который более или менее соответствовал бы характеру и опасности посягательства и вызывался необходимостью предотвращения или пресечения посягательства, определяемой складывающейся обстановкой защиты. Иными словами, пределом необходимой обороны признается причинение посягающему вреда, соответствующего опасности посягательства и обстановке защиты. Подобное определение пределов необходимой обороны носит характер родового понятия.

В рамках этого понятия следует различать два вида пределов необходимой обороны – предел допустимого и предел достаточного вреда. Выделение этих видов зависит как от посягательства (представляющего и не представляющего большую общественную опасность), так и от обстановки защиты (относительно благоприятная либо не благоприятная), а также от психического состояния обороняющегося. Предел допустимого вреда (причинение посягающему смерти или тяжких телесных повреждений) возможен лишь при обороне от посягательства большой общественной опасности в неблагоприятной обстановке защиты. И напротив, в относительно благоприятной обстановке правомерно причинение посягающему вреда, не превышающего телесных повреждений средней тяжести, при обороне от посягательства любой степени общественной опасности (предел достаточного вреда). Необходимо отметить, что установление пределов такой обороны – это вопрос факта, всецело зависящий от обстоятельств дела, причем всякий раз должны быть тщательно, всесторонне, объективно выяснены и оценены все конкретные обстоятельства, характеризующие посягательство и защиту от него.

Во-вторых, необходимо исходить из той оценки характера и опасности посягательства, а также обстановки защиты, которую дает сам гражданин, предпринявший оборонительные действия.

В большинстве случаев обороняющийся в опасную для себя ситуацию попадает впервые, неожиданно. Кроме того, многие не обладают специальными навыками по отражению нападений. Все это побуждает обороняющегося действовать мгновенно, прибегать к энергичным оборонительным действиям, способным надежно защищать от нарушения общественного отношения, и задача правоохранительных органов заключается лишь в том, чтобы убедиться в правильности оценки указанных обстоятельств. Если же гражданин допустил ошибку, необходимо выяснить причину, а затем определить влияние ошибки на его ответственность.

В-третьих, рассуждая о превышении пределов необходимой обороны, следует иметь в виду, что причинение любого вреда посягающему признается неправомерным при нарушении хотя бы одного из требований:

а) соразмерности (отсутствие явного несоответствия) указанного вреда характеру и опасности посягательства;

б) соответствия такого вреда обстановке защиты, свидетельствовавшей о необходимости его причинения.

Установив, что такое предел необходимой обороны, рассмотрим вопрос о том, каким образом они могут быть превышены.

Отдельные авторы эксцесс обороны понимают как явное несоответствие соразмерности средств защиты и средств нападения.1 Судебная практика довольно часто прибегает к

признанию явного несоответствия между средствами защиты и нападения самостоятельным признаком превышения пределов необходимой обороны (по данным В.И. Ткаченко – в 28 % случаев незаконной обороны).2

Так, по делу Г. судебная коллегия по уголовным делам РСФСР указала, что "пределы необходимой обороны были им превышены ввиду явной несоразмерности средств защиты и нападения".3 Однако превышение пределов необходимой обороны не может быть сведено к явному несоответствию указанных обстоятельств.

Люди различаются по силе, ловкости, умению владеть оружием и обороняться без оружия. Требования пользоваться при защите тем же оружием, что и нападающий, ставит обороняющегося в худшее положение, чем преступника. Помимо того, что не всегда возможно защищаться соразмерными средствами, следует иметь в виду, что у защищающегося нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им средства защиты средствам посягательства. Немаловажно здесь и психическое состояние защищающегося в момент нападения.

Учет средств защиты и нападения имеет значение для определения правомерности действий обороняющегося, но во внимание должны приниматься и другие обстоятельства, которые определяют границы дозволенной защиты. При решении вопроса о признании защиты правомерной определяющим являются не средства и орудия посягательства и защиты, а то, в какой обстановке и для причинения какого вреда они используются.1 Поэтому, если обстановка была благоприятной и при этом обороняющимся причинен вред, явно несоответствующий вреду посягающего, тогда следует учитывать средства и орудия посягательства и защиты для решения вопроса о превышении пределов необходимой обороны.

Некоторые авторы под явным несоответствием защиты характеру и опасности посягательства понимают явное несоответствие интенсивности посягательства и защиты.2

Признание эксцессом обороны только явного несоответствия интенсивности защиты и интенсивности посягательства вызывает определенные возражения.

В юридической литературе по-разному трактуется смысловое содержание слова “интенсивность”. В частности, под интенсивностью понимаются средства посягательства и защиты,3 способ их применения.4

Другие ученые интенсивность нападения характеризуют "степенью опасности нападения, его силой, стремительностью", а также учитывают "объект посягательства, способ действий нападающего".5

Интенсивность посягательства дополняют еще такими признаками, как численность посягающих, реальная опасность наступления вредного результата, соотношение сил между обороняющимся и нападающим.6

В русском языке интенсивность - "это уровень напряженности усилия".1 Применительно к уголовному праву, интенсивность обозначает определенный уровень усилий в действиях субъектов при достижении поставленной цели, степень динамичности конкретного деяния.2

Однако, общественная опасность того или иного деяния не может существенно различаться в зависимости от того, совершено ли оно весьма энергичными действиями с внешне бурным приложением усилий или малозаметным способом. Если превышение пределов необходимой обороны сводить к несоответствию интенсивности защиты и посягательства, то любая энергичная защита против краж и других подобных преступлений окажется неправомерной, так как всегда будет налицо несоответствие в интенсивности защиты от посягательства.

Итак, попытки наполнить термин ”интенсивность” конкретным содержанием приводит к фактической замене его другими требованиями, а в буквальном значении его применение недопустимо. Следовательно, необходимо отказаться от использования в качестве единственного критерия интенсивность нападения и защиты при определении пределов необходимой обороны.

В некоторых случаях по эксцессом обороны понимается

причинение такого вреда посягающему, который явно не вызывался необходимостью, т.е. был целесообразным для предотвращения нападения.3

В п.7 постановления Верховного Суда СССР от 16.08.84 г. указано, что превышение пределов необходимой обороны происходит в тех случаях. когда посягающему без необходимости умышленно причиняется вред, указанный в ст. ст. 105 или 111 УК 1960г. Данное определение эксцесса обороны имеет недостаток, так как оно признает нецелесообразным причинение смерти нападающему в любых случаях, потому что для пресечения даже самого опасного посягательства достаточно причинения нападающему только тяжкого вреда здоровью.

Конкретизация рассматриваемого признака (аналогично интенсивности) происходит в направлении требования учета других обстоятельств. Отсюда, необходимость (достаточность) вреда также не может выступать в качестве единственного критерия, отграничивающего необходимую оборону от превышения ее пределов.

В юридической литературе можно встретить точку зрения, согласно которой превышение пределов необходимой обороны может выразиться в несвоевременности оборонительных действий. Выход за временные рамки посягательства именуется в науке несвоевременной обороной; выделяются два ее подвида - преждевременная и запоздалая. Этот вид эксцесса обороны полного признания не получает. И.С. Тишкевич высказывает мнение, что "несвоевременной признается такая оборона, которая предпринята до возникновения у лица права на необходимую оборону или после того, как это право прекратилось".1 Другой частью юристов был высказан взгляд, что вообще не может иметь места превышение пределов необходимой обороны во времени.2 Они указывают на то, что необходимая оборона возможна только при наличности посягательства, в те моменты когда посягательства еще нет, или уже нет, отсутствует и право на оборону. А раз оная отсутствует, то и невозможно превысить ее пределы. Причинение вреда в таких ситуациях будет расцениваться как умышленное преступление.

Однако представляется, что указанные авторы правы лишь наполовину. В тех случаях, когда еще не было совершено какого-либо посягательства на интересы государства, на общественные интересы, собственность, личность и права отдельных граждан, т.е. когда опасность посягательства не была еще наличной, нельзя говорить и о возникновении права на необходимую оборону. Поэтому причинение вреда лицу, которое может лишь в будущем совершить нападение, нельзя рассматривать как превышение

пределов необходимой обороны. Превышение обороны при ее несвоевременности будет лишь тогда, когда преступное посягательство имело место в действительности, а поэтому и существовало право на необходимую оборону у потерпевшего или других лиц, но преступник уже прекратил нападение: опасность нападения миновала или преступный результат уже полностью осуществлен. В этих случаях при определенных условиях можно говорить и о превышении пределов необходимой обороны.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. стремилось устранить неосновательное привлечение к уголовной ответственности за превышение необходимой обороны по мотивам несвоевременности, когда в действительности лицо осуществляло правомерно необходимую оборону. Пункт 5 этого постановления гласит: "Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания". Пленум Верховного Суда СССР не определил, возможно ли и при каких условиях превышение необходимой обороны по мотивам ее несвоевременности. Однако из постановления Пленума Верховного Суда СССР можно сделать вывод, что Пленум допускает превышение пределов необходимой обороны по мотивам несвоевременности лишь в тех случаях, когда оборона последовала непосредственно за актом нападения и обороняющийся хотя и осознал его окончание, но еще полностью находился под впечатлением произведенного нападения и не считал поэтому опасность миновавшей, поэтому в данной ситуации несвоевременная оборона является результатом ошибки обороняющегося, за что он не может нести ответственность.

Ряд авторов допускает возможность запоздалой обороны и в случае, когда оборонявшийся осознает момент окончания посягательства.1 Ответственность в таких ситуациях наступает по ч. 1 ст. 108 УК, а не по ст. 105 УК при наличии следующих условий:

1)обороняющийся осознает факт окончания посягательства и отсутствие опасности его возобновления в настоящий момент;

2) между окончанием нападения и защитой, предпринятой с опозданием, нет значительного разрыва во времени. Защита следует непосредственно за окончанием посягательства;

3)обороняющийся еще всецело находится под впечатлением только что оконченного