Главная              Рефераты - Право

 

Половые преступления - изнасилование - реферат

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ВЛАДИМИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


КАФЕДРА ОТРАСЛЕВЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ДИСЦИПЛИН


ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ И ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ

(ИЗНАСИЛОВАНИЕ)


РЕЦЕНЗЕНТ: . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ДИПЛОМНАЯ РАБОТА:

СТУДЕНТКИ 5 КУРСА


. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ:

ДОКТОР ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК,

ПРОФЕССОР


ДАТА ЗАЩИТЫ: . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ОЦЕНКА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


г. ВЛАДИМИР

2000


ПЛАН:



СОДЕРЖАНИЕ:


СТРАНИЦЫ:

ВВЕДЕНИЕ


3 -5
  1. Преступления против половой свободы и

неприкосновенности в истории уголовного права России



6 - 11

П. Общая характеристика


12 - 18

Ш. Изнасилование и его уголовно-правовая характеристика.

Отличие его от иных насильственных преступлений



19 - 58


  1. Проблемы теории и практики


59 - 66

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


67 - 69

Приложение: 1. Карта 1

  1. Схема 1

  2. Схема 2

70

71

72 - 73

Библиография: 1. Научная литература

  1. Нормативные акты

  2. Материалы юридической практики


74 - 75

75

75 - 76

...1 октября 1996 г. Военным судом Московского военного округа осуждены Блохин Н., Блохин А. и Татарочкин. Как указано в приговоре, Блохин Н. И Блохин А. в состоянии опьянения и несовершеннолетний Татарочкин провожали знакомую Блохина А. - И. Проходя через лес, Блохин А. схватил И., зажал ей рот, нанес несколько ударов, повалил на землю и изнасиловал. После этого Блохин А. предложил совершить половой акт с И. Блохину Н. Воспользовавшись тем, что сопротивление со стороны потерпевшей было подавлено, Блохин Н. дважды совершил с ней половые акты. Затем Блохин А. с целью скрыть совершенное изнасилование задушил И. и уже мертвой нанес в область сердца два удара ножом. Татарочкин все это время по указанию Блохина А. находился в нескольких метрах, наблюдая за окружающей обстановкой с целью своевременного предупреждения о появлении посторонних лиц.1...

Не смотря на внешнее спокойствие, на нашу привычность восприятия информации о насилии, мы содрогаемся каждый раз, выслушивая новости о таких преступлениях. Мы все время, пусть не явно, но боимся за себя или же опасаемся за жизнь, здоровье своих близких. Нас не перестает удивлять вся бессмысленность и жестокость этих преступлений, цинизм, с которым они совершаются.

Конституция РФ (гл. П) наравне с общепризнанными принципами и нормами международного права провозгласила «права каждого на жизнь, охрану достоинства личности, свободу и личную неприкосновенность...»2 в качестве одного из основных направлений в деятельности государства. Проявлением приоритета указанной задачи является, в частности, место, которое отведено в Уголовном Кодексе РФ в его особенной части преступлениям против личности, в том числе и преступным посягательствам против половой свободы и неприкосновенности.

И в то же время число насильственных половых преступлений неуклонно возрастает. Так только в одной Владимирской области было совершено 83 изнасилования, и это за год1, что оказалось на 5,1% больше, чем в 1998 г. При этом наибольшее количество данных преступных посягательств было зафиксировано в Александровском районе - 20 преступлений. Следовательно, рост по сравнению с данными 1998 г. составил 25% за год. Наименьшее число изнасилований наблюдалось в Кольчугинском районе - 3 противоправных деяния. Но, согласно с соотношением количества проживающих в районе людей, число преступлений за год выросло на 200% по сравнению с 1998 г. Далее по возрастающей идут Судогодский, Камешковский, Ковровский районы, в которых соответственно четыре, шесть, десять изнасилований, зафиксированных в период 1998-1999 г.г. При этом количество преступлений за год увеличилось на 100%, 200% и 150% по районам. А в одном только Ленинском районе г. Владимира в течение года было совершено 7 изнасилований, при росте 75% за год. При этом нам всегда следует помнить, что преступления против половой свободы и половой неприкосновенности входят в группу наиболее латентных и данные, которыми мы оперируем до конца не отражают реальную ситуацию как по области, так и по стране в целом.

Как видим проблема роста половых преступлений в значительной степени актуальна. Пути ее разрешения искали на различных этапах развития и реализации норм права. Процесс этот был присущ законодательным актам всех государств. В то же время эти гнусные преступления совершаются, и с каждым годом растет степень жестокости, издевательств по отношению к жертве. В чем же причина подобной «вечности» таких преступлений?

Истоки данной проблемы лежат в обществе. Постоянно опасаясь за себя и своих близких, стремясь получить хотя бы некоторые жизненные блага, человек становится агрессивным, все чаще применяет силовые методы решения своих проблем. Отсюда и нынешняя распространенность насилия и жестокости, однако, неверно думать, что как только сегодняшние наши проблемы будут решены, наступит полное нравственное и криминологическое благополучие. Это совсем не так, поскольку преступность и, в частности преступное насилие вечны, а вечны они потому, что сохраняются питающие их источники. В обществе всегда будут отдельные люди или группы, недовольные своим существованием, своим статусом, материальной обеспеченностью, перспективами для себя и своих детей и т.д. Как правило, это плохо адаптированные люди, причем их неадаптированность проявляется в чрезвычайно широком диапазоне: от неприспособленности к данным условиям представителей национальных меньшинств до неприятия, в том числе самонеприятия, в сфере сексуальных отношений. Вот почему уровень насилия и жестокости всегда будет поддерживаться. Об этом говорит криминологическая ситуация даже в таких процветающих и благополучных странах, как, например, США и Италия.

Однако можно изменить характер жестокости, локализовать ее, сдерживать в определенных рамках, быстро и умело реагировать на отдельные вспышки насилия. В частности этого можно добиться путем применения норм уголовного закона. Именно об этом пойдет речь в моей дипломной работе. В то же время нельзя забывать о том, что субъект преступления - это всегда человек. И причины, побудившие его к совершению преступного деяния могут лежать в глубине его сознания, находиться в его детских воспоминаниях, иных и переживаниях и порождаться различными ситуациями. Поэтому нормы уголовного права здесь должны действовать в прямом контакте со знаниями психологии, медицины и других наук.

Свобода и неприкосновенность человека - понятие весьма многогранное. Оно, в частности, охватывает и половую свободу, и неприкосновенность, т. е. право взрослого человека, самому решать, с кем и в какой форме удовлетворять свои сексуальные потребности, и право, как взрослого, так и несовершеннолетнего (малолетнего) на половую неприкосновенность. Сексуальные отношения составляют неотъемлемую сферу человеческой жизни. Они регулируются главным образом посредством норм морали (нравственности), отчасти (косвенно) - нормами семейного законодательства и реализуются в брачных и внебрачных взаимоотношениях полов. Уловное право не составляет позитивного регулятора половых (сексуальных) отношений, оно лишь устанавливает запрет совершать деяния, которые явно противоречат сложившимся в обществе принципам так называемой половой морали и естественным правилам человеческого общежития. Вместе с тем установление уголовной ответственности за совершение деяний, посягающих на половую неприкосновенность и половую свободу человека, в конечном итоге выполняет роль регулятора сексуальных отношений.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8. С. 9.

2 Конституция Российской Федерации. - М.: Новый юрист, 1999. С. 8.

1 См.: Карта 1.


70


I. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ И ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ

В ИСТОРИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА РОССИИ


Уголовными кодексами разных стран определяется разный круг сексуальных преступлений. При этом нередко встречается, что уголовное законодательство одной и той же страны на разных этапах её истории относит к категории сексуальных преступлений различные деяния. Так было и в истории российского уголовного права.

Впервые понятие «изнасилование» встречается нам в ХI в. в «Русской правде» - основном источнике права Киевской Руси, а именно в «Уставе Ярослава Владимировича». Данный документ регулирует семейно-брачные отношения и отношения, касаемые церковных судов. В нем говорится также о преследовании за нарушение половых отношений. Законодатель того периода говорит о этом так: «Когда наскочит на женщину на коне ...». Т.е. он не дает нам четкого определения данного вида преступления. Так, впрочем, не вполне понятны и сформулированы многие другие нормы статей «Русской правды». Но в то же время можно с определенной точностью сказать, что преступление по «Русской правде» определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т. е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц - уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового. Отсюда и наказание за изнасилование - денежный штраф (вира), размер которого возрастал при покушении на преступление лица привилегированного слоя.

Со временем появляются новые законодательные акты. Особенно это связано с процессом появления феодальных государств на территории Руси, периодом политической раздробленности русских княжеств. В 1529 году был принят первый статут Великого княжества Литовского, который, отмечая проблему половых преступлений, постановлял: «Если кто-либо изнасиловал женщину или девушку, независимо от её сословного положения, то такой насильник должен быть приговорен к смертной казни. Если же пострадавшая пожелала бы выйти за него замуж, то это в её воле, а преступник тогда прощается»1. Т. е. постепенно идет процесс ужесточения наказания за такое преступное посягательство (наказание формулирует для себя новую цель - устрашение), а само толкование понятия преступления значительно расширяется. Под последним понимается всякое деяние, запрещенное уголовной нормой, хотя и не причиняющее вред конкретному человеку.

В первом общероссийском («великокняжеском») Судебнике 1497 г. нашли применение нормы «Русской правды», обычного права того периода, судебной практики и литовского законодательства. Именно в этом документе преступления против нравственности (сводничество, нарушение семейных устоев и др.) вводятся в общую систему преступных деяний. Ранее же они были известны только церковному законодательству (ст.ст. 25, 26 гл. ХХП). Судебник 1550 г. во многом дублирует и развивает нормы первого Судебника.

Более полную информацию дает нам Соборное уложение 1697 г. Законодатель впервые пытается создать свод всех действующих правовых норм., разделить нормы по отраслям и институтам.

Изнасилование упоминается в ст. 30 гл.. VП Уложения, которая предусматривает ответственность за преступления, совершенные военнослужащими при следовании на службу или во время возвращения с неё. Здесь закон особо выделяет убийство и изнасилование как тягчайшие преступления, влекущие смертную казнь. При этом в качестве одного из доказательств указывается крестное целование, которое имеет решающее значение при рассмотрении дела, если отсутствуют другие доказательства. Однако при этом не указывается с чьей стороны должно быть крестное целование. Предположительно речь идет о присяге потерпевшего. Закон считает это доказательство в данном случае вполне достаточным для решения вопроса о вине лица, обвиняемого в совершении преступления. Соборное уложение говорит об этом так: «А будет кто ратные люди, едучи на государеву службу, или з государевы службы по домом, учнут ставится по селам и по деревням во дворех, или в гумнах для воровства, и станут грабити, и учинят смертное убойство, или женъскому полу насильство, или ... иное какое ни буди насильство кому зделают, и в том на них будут челобитчики, и по суду и по сыску про то их воровство сыщется допряма, и тех за смертное убойство и за насильство женскому полу казнити смертию. ... А будет про то дело сыскати нечем, и в том деле дати суд, и по суду и по сыску в том во всем учинити вера, крестное целование»1.

Также Соборное уложение ужесточает наказание для пособников в изнасиловании.

В период становления абсолютизма нормы Соборного уложения продолжают действовать наряду с другими нормативными актами, но постепенно они утрачивают свое значение, т. к. законодательная деятельность Петра I в области уголовного права была чрезвычайна интенсивной.

Наибольший интерес из уголовно-правовых документов петровского времени представляет Артикул воинский 1715 года с кратким толкованием. Глава 20 Артикула воинского регламентирует половые преступления, рассмотрение которых ранее почти целиком относилось к компетенции церкви. При этом следует отметить, что церковная юрисдикция по данной категории дел была значительно сокращена именно при Петре I - дела, ранее подсудные церковному суду, перешли к государственным судам. Уложение 1649 г. знает лишь две статьи, посвященных сводничеству для блуда. А Артикул расширяет этот список. Наряду с изнасилованием устанавливается наказание за скотоложство, мужеложестве, прелюбодеяние, двоебрачие, заключение брака в близких степенях родства, кровосмешение.

Исследователи уголовно-правовых актов России и западноевропейских государств указывают на относительную мягкость наказания за половые преступления по Артикулу воинскому в сравнении с западноевропейским законодательством. Последнее предусматривало, как правило, за них смертную казнь, осуществляемую наиболее мучительным способом.

Разъясняя статьи об изнасиловании, Артикул воинский содержит ряд интересных институтов, не свойственных нормам других документов российского права, касающихся половых преступлений. Так, артикул 167, карающий изнасилование женщины, устанавливает равное наказание независимо от того, на своей или на неприятельской земле было совершено преступление, против честной женщины или блудницы: «...насилие есть насилие, хотя над блудницею или честною женою, и надлежит... не на особу, но на дело и самое обстоятелство смотреть» и «ежели кто женской пол, старую или молодую, замужнюю или холостую, в неприятельской или дружеской земли изнасилствует, и освидетелствуется, и оному голову отсечь, или вечно на галеру послать, по силе дела»1. Т. е. усиление наказания за изнасилование женщины на неприятельской земле составляет особенность Артикула воинского, отличающую его от западноевропейского законодательства.

Другое интересное положение содержится уже не в самом артикуле 167, а в толковании к нему. Согласно этой норме покушение на изнасилование наказывается по судебному решению независимо от того, была ли потерпевшая «скверныя женщина» или же «в доброй славе»: «Начатое изнасилствие женщины, а неокончанное наказуется по разсмотрению». При этом причины, обстоятельства, помешавшие доведению преступления до конца, должен был выяснять суд, который мог смягчить меру наказания по своему усмотрению преступление.

Также под действие судебного решения подпадала ситуация, о которой толкование говорит: «Скверныя женщины обыкновенно, когда в своих скверностях, иногда многия скверности учинят, предлагают, что насилством чести своей лишены и насилствованы. Тогда судье их такому предложению вскоре не надлежит верить, но подлиннее о правде выведать, и через сие насилие мочно освидетельствовать, егда изнасильствованная свидетелей имеет, что оная с великим криком других на помощь призывала, а ежели сие дело в лесу или в ином каком единаком мести учинилось, то оной женщине, хотя б она и в доброй славе была, невозможно вскоре верить. Однако же судья может при том случившияся обстоятелства разсмотреть, и егда обрящет ее честну, то может онаго пытать или к присяге привесть»1. И тут же перечисляются обстоятельства, могущие служить доказательствами совершения изнасилования и являющиеся подтверждением слов потерпевшей: это и «платье от обороны разодрано», и «синевы или кровавые знаки у единаго или у другаго». Жалоба женщины о совершении над ней насилия (как и данные экспертизы), принесенная «по скором деле», также являлась доказательством правдивости ее слов.

В качестве отягчающих вину обстоятельств артикул 166 упоминает насилие, а артикул 168 похищение женщины и последующее её изнасилование. Близко к изнасилованию стояли увоз женщин для совершения развратных действий и сводничество. Как мера ответственности здесь выступала смертная казнь через отсечение головы.

Считалось преступлением склонение девушки к половой связи путем обещания будущего замужества: «Если кто с девкой пребудет, или очреватит ее, под уговором, чтоб на ней женитца, то он сие содержать и на чреватой женитца весьма обязан»2.

Постепенно происходит смягчение наказания за сексуальные преступления. Во времена Екатерины П под влиянием Вольтера и других французских просветителей происходит дальнейшая либерализация законодательства, отменяется смертная казнь за совершение сексуальных преступлений. В 1845 г. был принят новый уголовный кодекс «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», система преступлений которого включала двенадцать разделов, в том числе и раздел Х «О преступлениях против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц» (ст.ст. 1920-2039) и раздел ХI «О преступлениях против прав семейственных» (ст.ст. 2040-2093). Тут изнасилование упоминается как квалифицирующее обстоятельство другого преступления. Так, например, превышение власти только тогда представляло собой самостоятельный состав преступления, когда оно не соединено с другим, строже преследуемым деянием, как должностным, так и общим, например, взяточничеством или изнасилованием. В остальном применяются нормы статей аналогичные ранее принятым документам в области уголовного права.

Следующим основополагающим документом в плане норм, определяющих наказание за половые преступления, явилось Уголовное уложение 1903 г. - последний по времени принятия фундаментальный законодательный акт Российской империи в области материального уголовного права. Регламентируют преступления против нравственности главы 26 «О преступных деяниях против личной свободы» и 27 «О непотребстве» Уголовного уложения. Суть статей которых заключалась в «сводничестве для непотребства» как в целях промысла, так и с понуждением к выезду за границу; содержании притона и насильном удержании там женщин; а также в сутенерстве. При этом существует градация потерпевшей в зависимости от ее возраста. Законодатель особо выделяет положение жертвы, которая по разным обстоятельствам зависит от виновного. В качестве наказания за эти преступления выступает содержание в тюрьме или исправительном доме.

Не смотря на смягчение наказания, правовой и бытовой ригоризм в отношении к сексуальным преступлениям господствовал вплоть до середины ХХ века. Введенный в действие в 1960 г. Уголовный Кодекс РСФСР подтверждает эту мысль - за совершение изнасилования лицо приговаривалось либо к лишению свободы на длительное время, либо, как мера ответственности за преступление, совершенное при особо квалифицирующих обстоятельствах, - к смертной казни как высшей мере наказания.

Истинная либерализация этих взглядов наметилась сравнительно недавно и явилась отображением процесса постепенного распространения в обществе пермессивной (сексуально терпимой) половой морали. Примером этого могут служить нормы нового Уголовного Кодекса РФ.

Данная историческая справка позволяет сделать следующий вывод: насильственные преступления, а преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности тем более, всегда волновали умы не только простых граждан. К этому вопросу неоднократно обращался и законодатель, что свидетельствует о большой степени общественной опасности данного вида преступных посягательств и о постоянных попытках государства предотвратить наступление опасных преступных последствий, а в случае их наступления справедливо покарать виновного. Но говоря об этом, нам обязательно следует учитывать, что в понятие преступления, в определение изнасилования в том числе, в каждый исторический период вкладывался свой особый смысл.


1 Голь Н. Зайка моя! Я - твой зайчик! / Нева. 1999. N 2. С. 170.

1 Российское законодательство Х - ХХ веков. В 9 томах / Под общ. ред. Чистякова О.И. - М.: Юридическая литература, 1984. Т. 3. С. 97.

1 Там же: Т. 4. С. 359.

1 См.: там же.

2 См.: там же. С. 360.

70



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА


В период, когда удовлетворение материальных и культурных потребностей человека, создание условий для гармоничного развития личности рассматривается как основная задача любого государства, особенно нетерпимыми становятся преступные посягательства на личность и права граждан.

Преступления против личности опасны именно тем, что нарушают те общественные отношения, которые непосредственно обеспечивают основные личные блага. Эти преступления всегда направлены на причинения ущерба основным личным благам. Именно личность является объектом данных преступлений. Установление основного объекта, против которого направлено преступление, позволяет отличать преступления против личности от других уголовных преступлений.

Родовым объектом преступлений против личности является личность в ее

социальном значении. Непосредственным объектом являются общественные отношения, обеспечивающие такие личные блага, как жизнь, здоровье, свобода, достоинство.

Система преступлений против личности строится на основе различения видового и непосредственного объекта. Все составы преступлений, включенных в раздел шестнадцатый УК РФ, можно классифицировать следующим образом:

  • преступления, посягающие на жизнь человека (ст.ст. 105-110 УК РФ);

  • преступления, посягающие на здоровье человека (ст.ст. 111-118, 121, 122 УК РФ);

  • преступления, ставящие в опасность здоровье и жизнь человека (ст.ст. 119, 120, 123-125 УК РФ);

  • преступления против личной свободы (ст.ст. 126-128 УК РФ);

  • преступления против чести и достоинства (ст.ст. 129, 130 УК РФ);

  • преступления против половой неприкосновенности и половой свободы (ст.ст. 131-135 УК РФ);

  • преступления против личных прав и свобод (ст.ст. 137-140, 148 УК РФ);

  • преступления против социальных прав и свобод (ст.ст. 136, 143-147 УК РФ);

  • преступления против политических прав и свобод (ст.ст. 141, 142, 149 УК РФ).

    В настоящий момент нас интересуют непосредственно преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Именно эта группа преступлений входит в предмет моего исследования, хотя детально рассматривать я буду проблему изнасилования.

    Половые преступления являются тяжкими посягательствами на личность, связанными с грубыми нарушениями норм общественной морали, и поэтому достаточно строго караются по российскому уголовному законодательству.

    Общее понятие половых преступлений описывается в литературе по-разному, причем характерны как расхождения в понимании отдельных признаков, так и отождествления весьма нетождественных. Поэтому наиболее оптимальным и полным мне представляется следующее определение полового преступления, данное В.Н. Сафроновым и Н.М. Свидловым в “Вопросах квалификации половых преступлений”.

    Половые преступления - это “умышленные действия субъекта против охраняемых уголовным законом половой свободы и половой неприкосновенности его реального или предполагаемого партнера”.*

    В этом определении приводится мысль о том, что они (половые преступления) могут совершаться лишь в сексуальной сфере, хотя часто затрагивают и другие, подчас не менее важные блага личности (честь, достоинство, здоровье и даже жизнь).

    Это определение исходит из того, что даже изнасилование есть в первую очередь не насилие, а посягательство на половую самостоятельность и свободу. Закон карает здесь не за саму связь как таковую, а лишь за насильственное ее осуществление.

    В это определение введена также мысль о том, что половые преступления

    всегда имеют конкретного потерпевшего (даже если он сам не считает себя таковым - при некоторых ненасильственных деяниях). Эти преступления сугубо избирательны не только психофизически, но и юридически, они не могут быть “безадресатными”. Иначе говоря, половые преступления - это преступления против партнера, против тех его свобод и интересов, которые составляют важнейший элемент охраняемой законом половой культуры.

    Изнасилование всегда расценивалось как одно из самых тяжких преступлений против личности, и поэтому виноватые в нем наказывались весьма сурово.

    Иначе и быть не может, поскольку половые отношения играют важную роль в жизни людей, влияют на уровень культуры общества, а сама половая потребность является одним из основных жизненных инстинктов. Понятно, что наказывается не эта потребность, а антиобщественные формы ее удовлетворения. При этом цивилизованное государство стремиться как можно реже прибегать к силовым мерам.

    Изнасилование - наиболее распространенное половое преступление. Его удельный вес среди других правонарушений на протяжении довольно длительного времени практически оставался неизменным: по официальным статистическим данным и результатам выборочных исследований, изнасилования составляют 90-95% половых преступлений. Количество последних не превышает 2-3% от числа всех преступлений.

    Если взять динамику изнасилований за 10 лет, мы обнаружим ее волнообразный характер, как, впрочем, и всей насильственной преступности. Особенно сильно возросло количество изнасилований в 1989-1990 гг. - и в бывшем СССР, и в России. В эти годы в России совершалось 14,5-15,5 тысячи

    такого рода преступлений.

    Уровень изнасилований в городах и сельской местности в пересчете на одно и то же число жителей и в абсолютном выражении почти равен. Это говорит об одинаковой интенсивности действия и в городе и на селе всего комплекса явлений, обусловливающих совершение изнасилований. И там, и там остро стоит проблема влияния на совершение изнасилований недостатков в проведении совместного досуга. В городе ниже доля изнасилований знакомых преступникам девушек и женщин, здесь чаще нападают на одиноких женщин.

    Очевидна проблема “сезонности” совершения изнасилований: наблюдения показывают, что больше всего ни имеют место с мая по сентябрь. Именно с теплым временем года уже давно связывают увеличение количества названных преступлений, прежде всего имея в виду температуру воздуха, наличие зелени, возможность длительного пребывания на воздухе и в местах, где мало людей, и т.д. На мой взгляд, некую роль играют и некоторые биологические циклы у человека, влияющие на его сексуальную активность.

    Немалая доля изнасилований происходит в квартирах, личных домах, общежитиях и дачах. Понятно, что незнакомых женщин насилуют чаще всего в общественных местах (на улицах, в парках, лесопосадках, подъездах и д.т.) в вечернее и ночное время. Именно такие преступления чаще заканчиваются убийствами и ограблениями жертв и представляют наибольшую опасность.

    Общественная опасность изнасилований тем более велика, что среди их жертв немало несовершеннолетних - 36%, по некоторым выборочным данным. К таким подросткам можно присоединить немалую группу девочек и девушек, которые пострадали от развратных действий, не связанных с насилием. В целом можно сделать вывод о слабой защищенности несовершеннолетних, которые в силу небольшого жизненного опыта, беззащитности, доверчивости, иногда любопытства, любви к лакомствам, непонимания совершаемых с ними действий довольно легко могут стать жертвами сексуальных преступников. Понятно, какие тяжкие последствия в этом случае наступают для их психики, здоровья, отношения к людям , ко всему миру, жизни в целом. Поэтому особенно печален тот факт, что в нашей стране практически отсутствует развитая система социальной помощи несовершеннолетним, ставшим жертвами сексуальных посягательств.

    Вслед за изнасилованиями наиболее распространенными сексуальными правонарушениями являются развратные действия в отношении несовершеннолетних женского пола, насильственное мужеложство и развратные действия гомосексуального характера в отношении детей и подростков мужского пола. Меньше всего выявляется таких преступлений, как понуждение женщины к вступлению в половую связь и половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости.

    Тем не менее статистическим данным о количестве таких преступлений надо относиться с немалой долей скептицизма. Так как по сравнению с другими тяжкими преступлениями против личности все сексуальные преступления, в том числе изнасилования, обладают высоким уровнем латентности. Это объясняется в первую очередь тем, что потерпевшие подчас сами не желают заявлять о происшедшем из-за боязни расправы или огласки. Исследование латентности изнасилований, проведенное Г.М. Резником, показало, что чаще всего о совершенном сексуальном посягательстве (по понятным причинам) не сообщают замужние женщины. Чаще заявляют о подобных преступлениях потерпевшие, которое были не только изнасилованы , но которым к тому же были нанесены телесные повреждения или(и) у них было похищено имущество.1

    Возможно именно это объясняет отсутствие полной информации о фактах половых сношений с лицами, не достигшими половой зрелости. В эти сношения вступают по согласию самой потерпевшей, однако очень часто первое половое сношение с ней происходит путем изнасилования, о котором не заявлялось. В последующем половые контакты сохраняются, иногда даже в рамках брака.

    Распространено мнение о том, что подавляющее большинство насильственных преступлений совершается в состоянии опьянения, часто именно в нем многие видят их основную причину. Однако статистические данные говорят о том, что это не так. В частности, известно, что в момент совершения изнасилования в состоянии алкогольного опьянения бывает не более 50-55% насильников.2

    Изнасилования, как и многие другие насильственные преступления, отличаются тем, что “серия” таких преступлений совершается сравнительно редко. Как правило, это нападения на незнакомых женщин в темное время суток в общественных местах, значительно реже - в квартирах.

    Сексуальные преступления, изнасилования в том числе, часто сопровождаются совершением других преступлений. По данным С.П. Поздняковой, преступные половые посягательства связаны с убийствами (15%), нанесением телесных повреждений (16,6%) , заражением венерическими

    болезнями.3 В поведении одного преступника такие действия как бы усиливают друг друга, что практически приводит к тому, что совершаются все более опасные преступления.

    Таким образом, глава 18 УК РФ “Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности” предусматривает деяния, которые либо сопряжены с открытым сексуальным насилием, либо заключаются в грубом нарушении норм половой морали совершеннолетними лицами по отношению к лицам молодого возраста. К числу первых относятся изнасилование (ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ). Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК РФ), развратные действия (ст. 135 УК РФ) составляют вторую группу. Все названные преступления имеют своим видовым объектом половую неприкосновенность и половую свободу личности. И, исходя из всего ранее сказанного, данные преступления (в теории и на практике их довольно часто именуют “половыми”) можно определить как предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, грубо нарушающие сложившийся в обществе уклад сексуальных отношений путем посягательства на половую свободу и половую неприкосновенность личности.


* Сафронов В.Н., Свидлов Н.М. Вопросы квалификации половых преступлений. Учебное пособие/ Науч. ред. В.Г. Беляев. - Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1984. С. 3.

1 См.: Антонян Ю.М., Ткаченко А.А. Сексуальные преступления: Чикатило и другие. - М.,1993. С. 150.

2 См.: там же. С. 150.

3 См.: там же. С. 141.


ИЗНАСИЛОВАНИЕ И ЕГО УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА.

ОТЛИЧИЕ ЕГО ОТ ИНЫХ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


Уголовный Кодекс РФ предусмотрел ряд норм, карающих за посягательство на нормальный уклад половой жизни. Под которым следует иметь в виду соответствующие общественной нравственности половые сношения между мужчиной и женщиной. Эти сношения характеризуются тем, что: а) совершаются по обоюдному добровольному согласию; б) между партнерами, достигшими половой зрелости; в) не допускают развратных действий в отношении несовершеннолетних.

Это преступление является наиболее распространенным из так называемых половых преступлений, оно составляет 0,5% от числа всех зарегистрированных преступлений и 10% в структуре преступлений против личности.1

Оно является также одним из наиболее опасных преступлений против личности. Согласно ч.ч. 1 и 2 ст. 131 нового УК РФ изнасилование признается тяжким преступлением, а изнасилование, ответственность за которое установлена ч. 3 ст. 131, - особо тяжким преступлением.

Изнасилование представляет собой преступление, направленное против половой свободы женщины или против половой неприкосновенности малолетних.

Ч. 1 ст. 131 УК РФ определяет изнасилование как “половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей”2.

Характеристика преступления дана на основании признаков объекта и объективной стороны.

Изнасилование посягает на два непосредственных объекта. Первый объект, соответствующий родовому, - общественные отношения, обеспечивающие половую свободу женщины, а при посягательстве на потерпевшую, не достигшую четырнадцатилетнего возраста - еще и общественные отношения, обеспечивающие половую неприкосновенность. Вторым непосредственным объектом является: при применении физического насилия - общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности; при угрозе применения физического насилия - обеспечивающие безопасность этих благ личности; при использовании беспомощного состояния потерпевшей - обеспечивающие телесную неприкосновенность или свободу; при угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью - обеспечивающие безопасность жизни и здоровья; при заражении потерпевшей венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией - обеспечивающие жизнь личности.

Потерпевшей при совершении этого преступления может быть только женщина (лицо женского пола), с которой совершается половой акт. При этом для квалификации не имеет значения ее моральный облик, виктимное (провоцирующее) поведение перед актом изнасилования, социальный статус и другие признаки личности. Закон не делает каких-либо исключений, обусловленных личными взаимоотношениями насильника и потерпевшей. Теория и практика не исключают ответственности за изнасилование проститутки, сожительницы, родственницы или жены.

Объективная сторона изнасилования имеет сложный характер, складывающийся, как правило, из двух действий, каждое из которых представляет собой посягательство на соответствующий объект.

Посягательство на первый из объектов изнасилования выражается в половом сношении с потерпевшей. Половое сношение - это естественное совокупление мужчины и женщины. Сексуальные действия, имитирующие половой акт, а также насильственные действия сексуального характера, не связанные с проникновением мужского полового члена в женские гениталии, изнасилованием не являются. Например, удовлетворение половой страсти с женщиной путем анального или орального контакта (“coitus per anum”, “coitus per os”).

Судебная практика прежних лет квалифицировала как изнасилование и насильственное удовлетворение половой страсти мужчиной в так называемой “извращенной форме” (“противоестественный половой акт”).1 Позже некоторые союзные республики, в первую очередь Украина, включили в уголовные кодексы статью под названием “Насильственное удовлетворение половой страсти в извращенной форме”, по которой суды этих республик и квалифицировали указанные действия.

Эта же идея о разграничении изнасилования, которое в России часто понималось как насильственное половое сношение, могущее вызвать беременность, и иных самых разнообразных действий сексуального характера, совершаемых в отношении женщин с применением насилия, угроз насилием или использованием беспомощного состояния, в том числе coitus per os и coitus per anum получила отражение в законодательстве Армении, Латвии, Молдавии, Эстонии еще в советский период.

Новый Уголовный Кодекс РФ положил конец спорам и разнобою в судебной практике. Теперь такое деяние как насильственное удовлетворение половой страсти мужчиной в “извращенной форме” не рассматривается в качестве насильственного полового сношения, а образует самостоятельное посягательство на половую свободу и половую неприкосновенность личности (ст. 132 УК РФ - насильственные действия сексуального характера). “Половое сношение” - термин не юридический, а медицинский, и пониматься должен так, как трактует это понятие сексология.

Посягательство на второй объект проявляется в “применении физического насилия либо угрозы таковым”.2

Особой формой изнасилования является использование беспомощного состояния потерпевшей.

Первые две формы имеют сложную структуру, поскольку состав слагается из двух обязательных действий - насилия (физического и психического) и полового сношения. Только при таких условиях деяние является оконченным.

Во всех случаях изнасилование является оконченным преступлением с момента начала полового сношения. Завершение полового акта в физиологическом смысле не играет никакой роли при квалификации содеянного. Следовательно, данное преступление имеет формальный состав. Но, поскольку, с объективной стороны состав изнасилования предполагает наличие двух действий, то в случае выполнения только одного (физического насилия или угрозы его применения) и не совершения другого (полового сношения), содеянное рассматривается как покушение на изнасилование.1

Физическое насилие - это общественно опасное противоправное физическое воздействие на организм другого человека (здесь: потерпевшей), осуществленное против его воли. Причем половое сношение будет изнасилованием лишь тогда, когда оно совершается помимо воли женщины указанными в законе способами. Нежелание вступить в половую связь может быть выражено до преступления или после применения к потерпевшей насилия; оно должно быть действительным, а не мнимым.

Физическое насилие как средство подавления сопротивления потерпевшей выражается в причинении боли, ограничении свободы, удушении, связывании жертвы, нанесении ей ударов, побоев, причинении вреда здоровью и т.п. По характеру он может выражаться в воздействии на наружные ткани и органы, непосредственно на внутренние органы человека либо в ограничении его свободы2, а по степени интенсивности - может быть не опасным или опасным

для жизни и здоровья и реально влечь различный по тяжести вред здоровью или смерть.

Некто Ш., например, выслеживал женщин в трамвае, преследовал в безлюдных местах, неожиданно накидывал на шею веревочную петлю, затягивал ее и насиловал потерпевшую3. По этому поводу Пленум Верховного Суда РФ “О судебной практике по делам об изнасиловании” в постановлении от 22 апреля 1992 г. Разъяснил, что “изнасилование или покушение на изнасилование, сопровождающееся причинением потерпевшей легких или менее тяжких телесных повреждений, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 131 УК РФ”.****Если умышленно причинен тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ) потерпевшей или других лиц, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 и ст. 111 УК РФ. Неосторожное причинение при изнасиловании смерти потерпевшей или причинение тяжкого вреда ее здоровью квалифицируется по ч. 3 ст. 131 УК РФ. При этом дополнительной квалификации по другим статьям о преступлениях против личности не требуется.

Изнасилование может быть совершено и путем применения угрозы физического насилия (так называемое “психическое насилие”). В постановлении

Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. “О судебной практике по делам об изнасиловании” указывается. что “под угрозой, применяемой как средство подавления сопротивления потерпевшей в целях ее изнасилования, следует понимать запугивание потерпевшей такими действиями или высказываниями, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к самой потерпевшей или к ее близким”.5*

Отсюда вытекает весьма существенный вывод: в новом УК РФ более четко обрисовано содержание угрозы как запугивание только применением физического насилия. Угроза выражается словесно или посредством жестов. Запугивание может также осуществляться и путем применения неопасных видов насилия (болевых приемов и т. п.), которые выступают для потерпевшей как предупреждение возможности причинения ей тяжкого вреда. Причем в основном составе изнасилования (ч. 1 ст. 131 УК РФ) угроза не достигает той степени интенсивности, которая присуща угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Последняя представляет собой квалифицирующий признак изнасилования (п. “в” ч. 2 ст. 131 УК РФ). В ч. 1 ст. 131 УК РФ речь идет об угрозе причинить побои, легкий или средней тяжести вред здоровью.

Угроза, как и само физическое насилие, предполагает реализацию в отношении не только потерпевшей, но и других лиц (например, детей, родственников и пр.). Не требуется, чтобы эти лица были именно близкими для потерпевшей.

Нельзя рассматривать как угрозу высказанное виновным намерение уничтожить имущество потерпевшей или распространить какие-либо позорящие или компрометирующие женщину сведения (шантаж). Это не является признаком изнасилования, так как угроза здесь всегда направлена не в будущее, а свидетельствует о намерении ее немедленной реализации.

Следовательно, “угроза применения физического насилия при изнасиловании должна быть реальной и непосредственной и создавать впечатление у потерпевшей немедленного приведения ее в исполнение в случае отказа уступить посягательствам насильника”* . Поскольку угроза физическим насилием применяется как средство подавления сопротивления потерпевшей в целях ее изнасилования, то ответственность по ст. 131 УК РФ наступает независимо от того, имел ли виновный намерение на самом деле осуществить угрозу или только рассчитывал на психологическое воздействие. Довольно того, что он запугивал жертву и та считала осуществление угрозы вполне реальной.

Следует иметь ввиду, что угроза применить физическое насилие в будущем, как правило, не ставит женщину в безвыходное положение и у нее сохраняется возможность принять меры, предотвращающие изнасилование, путем обращения в правоохранительные органы, к родственникам или иным способом. Угрозу следует отличать от понуждения женщины к половому сношению (ст. 133 УК РФ

- понуждение к действиям сексуального характера) . В последнем случае понуждение предполагает оказание определенного давления на психику потерпевших (это могут быть лица как мужского, так и женского пола). В отличии от деяний, предусмотренных ст. ст. 131 и 132 УК РФ (изнасилование и насильственные действия сексуального характера), в данном случае не применяется насилие или угроза его применения. Давление на потерпевшего оказывается путем: а) шантажа, т.е. угрозы распространения порочащих лицо сведений; б) угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества потерпевшего (потерпевшей); в) материальной зависимости. Которая будет иметь место когда потерпевшее лицо находится на полном или частичном иждивении виновного; г) иная же зависимость может заключаться в служебных отношениях лиц, например, начальника и подчиненного, педагога и учащегося и т. п. В остальном это преступление имеет характеристики сходные с уголовно-правовой оценкой изнасилования.

Таким образом, для физического и психического насилия характерны следующие моменты.

Во-первых, оно осуществляется с целью совершения полового сношения, является средством подавления воли жертвы. По этой причине оно причиняется лишь умышленно.

Во-вторых, насилие применяется для предотвращения возможного или преодоления существующего сопротивления потерпевшей.

В-третьих, насильственные действия или угроза ставят женщину в безвыходное положение. В ряде случаев она может не оказывать сопротивления, сознавая его опасность или бесполезность. Однако это отнюдь не свидетельствует о ее согласии вступить в половую связь, а есть лишь вынужденная уступка преступнику с целью самосохранения. Таким образом, для изнасилования характерно наличие непреодолимого физического или психического принуждения.

В-четвертых, насилие применяется к самой потерпевшей или, в отдельных случаях, к ее близким.

При квалификации изнасилования “оценка насилия должна проводиться не по одному какому-либо признаку, а в их совокупности”* . В случае применения виновным угрозы следует учитывать ее реальность. Возможность осуществления угрозы, ее опасность вытекает из личности посягающего, его внешних данных, наличия у него орудий (нож, бритва, топор, удавка и пр.), его предшествующих действий и других объективных признаков. Но и этого не достаточно для окончательного вывода. Обязательно должны учитываться и субъективные признаки - сознавала ли потерпевшая реальную возможность осуществления угрозы. Отсутствие объективного и субъективного момента означает, что угроза не была реальной. В этом случае содеянное не будет образовывать изнасилование.

Не может рассматриваться как изнасилование так называемое обольщение, т. е. склонение женщины к половой связи путем различных обманных действий. Поэтому, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении “О судебной практике по делам об изнасиловании” от 22 апреля 1992 года, “действия лица, добившегося согласия женщины на совершение полового акта путем обмана или злоупотребления доверием, например заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться как изнасилование”.**

Данное положение можно обосновать тем фактом, что как такового подавления воли женщины путем физического насилия, угрозы его применения или использования беспомощного состояния жертвы на деле не существует. “Такого рода обман не приводит женщину в беспомощное состояние и не лишает ее возможности свободно определять свою половую жизнь”.***

Изнасилование признается совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей в тех случаях, когда она в силу своего физического или психического состояния (малолетний возраст, физические недостатки, расстройство душевной деятельности, иное болезненное либо бессознательное состояние и т. п.) не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или не могла оказать сопротивление виновному. При этом, вступая в

половое сношение, он осознавал, что потерпевшая находится в таком

беспомощном состоянии.

Т.е., беспомощное состояние потерпевшей может вызываться физическими или психическими причинами.

Например, беспомощное состояние налицо в случаях вступления в половое сношение с женщиной, находящейся, например, в болезненном состоянии, с

высокой температурой тела, истощенной в результате перенесенной операции и

т. д. В этих случаях женщина , хотя и правильно понимает характер совершаемых с нею действий насильника, но лишена физической возможности оказать ему необходимое сопротивление.

Психическое заболевание бывает хроническим или временным, выступает в

виде слабоумия или иного болезненного состояния психики (ст. 21 УК РФ ). Следует отметить, что по ст. 131 УК РФ наказуемо половое сношение с

психически больной не вообще, а лишь когда потерпевшая не отдает отчет в своих действиях или не руководит ими. В этом состоянии ее согласие не имеет юридического значения и не исключает ответственности насильника. Но при условии, что он знает о душевной болезни женщины. Если обвиняемый не знал о болезни и не применял насилие, то его действия не могут квалифицироваться по ст. 131 УК РФ.

Возможны случаи, когда робкие, неопытные девушки могут не оказать сопротивления решительным действиям насильника, подчиниться его воле, находясь в состоянии психологического ступора. В этих случаях с учетом заключения психологической экспертизы состояние потерпевшей может быть признано беспомощным.

Беспомощность как результат бессознательного состояния может быть в случаях крепкого сна, обморока, гипнотического состояния, шока, вызванного травмой, и т. п. Весьма важно для квалификации то обстоятельство, что в приведенных примерах потерпевшая не знает о совершении сексуальных

действий или не сознает их характера.**

Как беспомощное состояние может расцениваться и тяжелая степень

опьянения потерпевшей. При этом суды должны исходить из того, что

“беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, которая фактически лишала потерпевшую возможности сознавать характер совершаемых в отношении ее действий или оказывать

сопротивление виновному”* .

Для признания изнасилования совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей “не имеет значения, привел ли женщину в такое состояние сам виновный (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т. п.) или она находилась в беспомощном состоянии

независимо от его действий”* .

Значительные трудности на практике представляет юридическая оценка “добровольного” полового сношения совершеннолетнего мужчины с малолетней девочкой. В ряде случаев суды относили такие сексуальные девиации (отклонения от половой морали) к изнасилованию.

Для изнасилования малолетней характерно отсутствие не столько половой, сколько социальной, общей зрелости. Беспомощность здесь определяется именно непониманием значения полового сношения, незнанием его последствий. Однако сам по себе малолетний возраст девочки, как показывает практика, не может служить основанием для квалификации полового акта с ней при ее согласии на вступление в половую связь как изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Т. е. возраст не может являться единственным критерием. Известны дела, когда сношение с тринадцатилетней девочкой, не